Политика

ПАДИШАХ УМЕР, ДА ЗДРАВСТВУЕТ ПАДИШАХ! ШАВКАТ МИРЗИЯЕВ ПРИМЕРЯЕТ КОРОНУ

13 сентября, 1:59 2428

8 сентября 2016 года Нижняя и Верхняя палаты Олий Мажлиса Узбекистана на общем заседании продемонстрировали правильность поговорки: «Закон что дышло — куда повернул, то и вышло». Парламентарии фактически нивелировали статью 96-ть Конституции, приняв решение о передаче президентской власти с Председателя Сената Нигматуллы Юлдашева (Ташкентский клан) премьер-министру Шавкату Мирзияеву (Самаркандско-Джизакский клан). Данное решение вызвало шок среди оппозиции и гражданских активистов. В социальных сетях, зарубежных СМИ и в блогах запестрели материалы разного характера о последних событиях в органах власти Узбекистана, где выдвигались разные оценки, давался анализ, предсказывались варианты событий на будущее.

 

Точкой преткновения стала сама статья, которая однозначно утверждает: «При невозможности исполнения действующим Президентом Республики Узбекистан своих обязанностей его обязанности и полномочия временно возлагаются на Председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, с проведением в течение трех месяцев в полном соответствии с Законом «О выборах Президента Республики Узбекистан» выборов Президента страны“. http://www.lex.uz/pages/GetAct.aspx?lact_id=35869

 

Невозможность исполнения Исламом Каримовым своих обязанностей наступило 27 августа спустя три часа после инсульта. По свидетельству врачей, мозг умер, и реанимировать его было невозможно; тело продолжало функционировать под воздействием специального оборудования и фармакологических препаратов. Однако приближенные к президенту чиновники продолжали тянуть время, чтобы разрулить политическую ситуацию в своих интересах, и статья 96-я им практически мешала. Ведь власть получал человек, который фактически был неизвестен общественности и в клановых играх особой роли не имел; столичная элита делала ставку на вице-премьера и министра финансов Рустама Азимова. Это был именно тот пункт, о который спотыкнулись более серьезные ключевые игроки внутренней политики, за которыми имелись серьезные финансовые, военные и административные ресурсы.

Закон имел директивную установку — глава Сената обязан исполнять временно функции президента. Однако Н.Юлдашев вдруг заявил «о целесообразности временного возложения исполнения обязанностей и полномочий Президента Республики Узбекистан на Премьер-министра Республики Узбекистан Ш.М.Мирзиёева с учетом его многолетнего опыта работы на руководящих должностях в органах государственной власти и управления, уважения среди населения».  http://uza.uz/ru/politics/informatsionnoe-soobshchenie-o-sovmestnom-zasedanii-zakonoda-08-09-2016

 

В правовом пространстве возник вакуум, поскольку Основной закон не предусматривал самоотвода главы сенаторов и его нежелание брать на себя ответственность. Формулировки Кенгашей двух палат: «...принимая во внимание необходимость сохранения стабильности, обеспечения общественной безопасности и правопорядка, эффективного решения важнейших вопросов общественно-политического и социально-экономического развития страны в нынешних условиях, поддержали предложение Председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан Н.Т.Йулдошева“ не имеют юридического толкования, это политические, но не правовые положения. Они не могут лечь в основу правового акта. Этот политический кризис обязан был разрешить Конституционный суд, а не парламент. Получилось так, что Олий Мажлис взял на себя ответственность за нарушение Конституции. Кроме того, после вышеуказанных событий статья 96-я осталась в Конституции в прежней трактовке, она не подверглась ни изменению, ни расширению толкования, ни добавлению, ни отмене. В итоге парламентарии усилили кризис, так как после этого ситуация вошла в конфликт с законом! И Шавкат Мирзияев стал же таким нелегитимным президентом, как Ислам Каримов, который не имел права выдвигаться в 2007 и 2015 годах (не более двух сроков подряд).

 

Следует сказать, что соглашаясь занять должность председателя Сената в январе 2015 года Нигматулла Юлдашев осознавал (и допускал!) тот факт, что в экстренном случае он может стать президентом, и раз он занял этот пост, то обязан был быть готовым к любым неожиданностям. А неожиданности не заставили себя долго ждать — такая ситуация возникла 27 августа. Более того, он должен был понимать, что не только у него, но и у Шавката Мирзияева нет «президентского» опыта, он появляется спустя какое-то время. Это у Ислама Каримова был 28-летний опыт партийно-политического и государственного руководителя страны. И все же Н.Юлдашев пришел не с колхоза — он работал министром юстиции, в Генеральной прокуратуре, значит, считался ответственным лицом и руководящие навыки у него имелись. И такой разворот на 180 градусов указывает не столько на его слабость, нерешительность и трусосость (хотя и эти качества вполне могут иметь место в качестве сильного аргумента), а то, что «подковерная борьба» завершилась в угоду премьера, и его оппоненты достигли с ним компромисса. Другое дело, что теперь следовало вывести из игры председателя Сената, который никак не вписывался в планы сильных мира сего. Скорее всего, давление на него оказал Рустам Иноятов, глава СНБ, который разрулил ситуацию в сторону самаркандцев.

 

Отметим, Конституция никак не предусматривала передачу президентской власти премьером, хотя обе должности относятся к исполнительной ветви власти. Просто президент избирается, а премьер — назначается. Конституционнный суд мог указать на это сенаторам и депутатам и потребовать переизбрать, хотя бы на три месяца, Н.Юлдашева на другую персону, которая может занять должность Председателя Сената и стать ВРИО президента. Между тем, Председатель Конституционного суда Бахтияр Мирбабаев по этому поводу не высказался, и этот кризис остался за бортом внимания КС. Возможно, что свое влияние на ситуацию, кроме СНБ, оказал заместитель председателя КС Буритош Мустафаев, представитель Самаркандско-Джизакского клана, в свое время занимавший посты министра юстиции, председателя Верховного суда, председателя Центризбиркома и находящийся в дружбе с земляком Шавкатом Мирзияевым. Конституционный суд подтвердил бы легитимность происходящего и принял бы присягу от ВРИО президента — это очень важно, так как данное лицо получает большую власть в государстве, пускай и в дискретно-временной величине, и он становится Верховным главнокомандующим.

Статья 92-я Конституции также устанавливает: «Президент считается вступившим в должность с момента принесения на заседании Олий Мажлиса Республики Узбекистан присяги следующего содержания: «Торжественно клянусь верно служить народу Узбекистана, строго следовать Конституции и законам республики, гарантировать права и свободы граждан, добросовестно выполнять возложенные на Президента Республики Узбекистан обязанности».

Это касается и ВРИО президента, однако ни пошедший на попятную Н.Юлдашев, ни утвержденный Олий Мажлисом Шавкат Мирзияев такую присягу не дали. Это еще раз подтвердил тот факт, что премьер нелегитимен как глава государства.

 

КС же демонстративно проигнорировал кризис, и подтверждать законность выбора Шавката Мирзияева доверили руководителю Центра по правам человека Акмалю Саидову, который заявил: «...в сложившейся ситуации, когда Председатель Сената отказался от возложения на него исполнения обязанностей и полномочий Президента, парламент не имел право обязать его исполнять данные полномочия. Принятие подобного решения противоречило бы основополагающим принципам и нормам Конституции и законов Республики Узбекистан, согласно которым каждому гарантируется свободное волеизъявление и свободный выбор деятельности. Более того, Конституцией и законами Узбекистана не предусмотрен запрет на отказ Председателем Сената Олий Мажлиса от исполнения обязанностей Президента... Конституция и законы не предусматривают нормы о том, на кого должно быть возложено исполнение обязанностей Президента в случае отказа Председателя Сената выполнять данные обязанности». http://uza.uz/ru/society/vzglyad-spetsialista-pravovye-aspekty-vremennogo-vozlozheniya-12-09-2016

 

Другой эксперт Журабек Мавлонов, правовед из Национального университета Узбекистана отметил: «...самоотвод кандидатуры Председателя Сената по вопросу временного исполнения обязанностей главы республики в условиях демократических традиций, которые уже сформировались в Узбекистане, является попыткой не просто передать обязанности, а передать их наиболее компетентной и политически опытной части руководства страны. Глубоко осознавая свои возможности и всю историческую ответственность момента, Председатель Сената не просто отказался, но и объяснил причины своих действий. Мало того, данное предложение ранее было обсуждено на Кенгаше Сената, одобрено сенаторами и коллегиально принято соответствующее решение. Сам по себе такой механизм коллегиальности говорит в данном случае о соблюдении всех принципов демократии“.  http://uza.uz/ru/society/o-sotsialno-politicheskikh-aspektakh-protsedury-vremennogo-v-12-09-2016

 

Закир Умаров, заместитель председателя Комитета по международным делам и межпарламентским связям Законодательной палаты Олий Мажлиса подчеркнул: «Данное предложение Председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан полностью соответствует основному принципу Конституции Республики Узбекистан – «Народовластие», а именно согласно в статье 7 Конституции Республики Узбекистан государственная власть в Республике Узбекистан осуществляется в интересах народа и исключительно органами, уполномоченными на то Конституцией Республики Узбекистан и законодательством, принятым на ее основе.  http://uza.uz/ru/society/v-polnom-sootvetstvii-s-konstitutsiey-respubliki-uzbekistan-11-09-2016

 

Между тем, статья 96-я до 18 апреля 2011 года имела иную формулировку: «Если Президент Республики Узбекистан по состоянию здоровья, подтвержденному заключением Государственной медицинской комиссии, образуемой Олий Мажлисом, не может исполнять свои обязанности, в десятидневный срок на чрезвычайном заседании Олий Мажлиса из числа депутатов на срок до трех месяцев избирается временно исполняющий обязанности Президента Республики Узбекистан. В этом случае в трехмесячный срок должны быть проведены всенародные выборы Президента Республики Узбекистан».

Эта формулировка была более гибкой, так как здесь указывалось необходимость подключения Олий Мажлиса, более того, можно было избрать из числа депутатов того, кто бы не испугался проблем и взял на себя ответственность за судьбу страны. И это больше бы формировало демократическую платформу. Почему она была заменена вызывает недоумение. В нынешнем тексте, как говорилось выше, возник конституционный кризис, и он был разрешен в жестких, не совсем легитимных формах.

 

Нарушен баланс ветвей власти

Избрав Шавката Мирзияева ВРИО президента, парламентарии усилили конституционный кризис. Потому что все ветви власти пришли в состояние конфликта из-за того, что они потеряли возможность контролировать друг друга и влиять друг на друга.

Статья 91-ая Конституции оговаривает: «Президент на период исполнения своих обязанностей не может занимать иную оплачиваемую должность, быть депутатом представительного органа, заниматься предпринимательской деятельностью“. То есть Шавкат Мирзияев обязан сложить с себя полномочия премьер-министра, раз исполняет обязанности президента. Его отставка, как известно, не произошла. Он остался при двух портфелях и уселся сразу на два кресла.

Но это еще не так страшно...

 

Известно, что в статье 98-й Конституции определены следующие позиции:

- Кабинет Министров в своей деятельности ответственен перед Олий Мажлисом Республики Узбекистан и Президентом Республики Узбекистан;

- Президент Республики Узбекистан после рассмотрения представленной кандидатуры на должность Премьер-министра в десятидневный срок предлагает ее на рассмотрение и утверждение палатами Олий Мажлиса Республики Узбекистан;

- Кандидатура Премьер-министра считается утвержденной, если за нее будет подано более половины голосов от общего числа соответственно депутатов Законодательной палаты и членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан;

- В случае возникновения устойчивых противоречий между Премьер-министром Республики Узбекистан и Законодательной палатой Олий Мажлиса Республики Узбекистан по предложению, официально внесенному на имя Президента Республики Узбекистан депутатами Законодательной палаты в количестве не менее одной трети от их общего числа, вопрос о выражении вотума недоверия Премьер-министру вносится на обсуждение совместного заседания палат Олий Мажлиса Республики Узбекистан;

- Вотум недоверия Премьер-министру считается принятым, если за него проголосует не менее двух третей от общего числа соответственно депутатов Законодательной палаты и членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан. В этом случае Президент Республики Узбекистан принимает решение об освобождении Премьер-министра от должности. При этом весь состав Кабинета Министров Республики Узбекистан уходит в отставку вместе с Премьер-министром.

 

Иначе говоря, Олий Мажлис имеет приоритет по отношению к Кабинету Министров, и премьер-министр подотчетен парламентариям, а не наоброт. А теперь представим себе ситуацию, когда Олий Мажлис выражает вдруг, по каким-то мотивам и причинам, вотум недоверия премьеру, а тот уже ВРИО президента. И тут возникает парадокс. Потому что как ВРИО президента он отменит данный импичмент самому себе.

Ведь статья 95-я на это ясно указывает: «Законодательная палата, Сенат Олий Мажлиса Республики Узбекистан могут быть распущены решением Президента Республики Узбекистан, принятым по согласованию с Конституционным судом Республики Узбекистан, в случае возникновения в составе Законодательной палаты или Сената непреодолимых разногласий, ставящих под угрозу их нормальное функционирование, или неоднократного принятия ими решений, противоречащих Конституции Республики Узбекистан, а также возникновения непреодолимых разногласий между Законодательной палатой и Сенатом, ставящих под угрозу нормальное функционирование Олий Мажлиса Республики Узбекистан».

То есть Шавкат Мирзияев, получив полномочия президента, стал выше Олий Мажлиса и может сам распустить парламент, если сумеет спровоцировать «разногласия» в палатах и между палатами. Он может сохранить за собой право быть премьером, и утверждать себя перед депутатами, так как на то есть право президента. А если те откажутся, проявят несговорчивость, то в этом случае может сработать статья 98-я: «В случае двукратного отклонения Олий Мажлисом кандидатуры на должность Премьер-министра Президент Республики Узбекистан назначает исполняющего обязанности Премьер-министра и распускает Олий Мажлис Республики Узбекистан».

Естественно, сенаторы и депутаты такого положения не захотят и войдут в «нужную струю» от премьера. В любом случае, Ш.Мирзияев сконцентрировал в своих руках большую власть, и подставил под свой контроль парламент, прокуратуру, суды, армию, партии.

Осталось примерить корону.

Ведь выборы 4 декабря убедительно покажут народное доверие и всеобщую любовь к ВРИО президента и премьер-министру в одном лице.

Резо Чедия специально для e-center.asia

Комментарии (3)

  • dYYlSBvehH , 30 декабря, 0:09
    5f4aNB http://www.FyLitCl7Pf7ojQdDUOLQOuaxTXbj5iNG.com
  • xnIXshzE , 2 января, 19:38
    OGZEmg http://www.FyLitCl7Pf7ojQdDUOLQOuaxTXbj5iNG.com
  • u0LT8y0EmKvs , 6 февраля, 5:08
    I thohugt finding this would be so arduous but it's a breeze!